Если договор подписывается с протоколом разногласий, как правильно называть ответный документ контрагента, со­гласно которому разногласия не урегулированы?

Вопрос сложный, так как в действующем законодательстве четко­го ответа на него нет. В ст. 445 ГК РФ упоминается лишь прото­кол разногласий, из чего можно сделать вывод, что ответный до­кумент, который составляется на протокол разногласий, должен называться точно так же, допустим, протокол разногласий № 2. Если разногласия, изложенные в первом протоколе, не были уре­гулированы сторонами, то ответный документ назвать иначе, чем «протокол разногласий», невозможно.

На практике вслед за проектом договора составляется прото­кол разногласий, а после него — протокол согласования или уре­гулирования разногласий. Но, как правило, название этого ответ­ного документа не соответствует его содержанию. Урегулирова­ние (согласование) разногласий предполагает их полное или частичное устранение путем принятия существующих возражений в редакции того или иного контрагента либо выработки согласован­ной редакции, которая устраивает обоих контрагентов. Если же по итогам рассмотрения первого протокола разногласий остаются несо­гласованные условия договора, то ответный документ следует на­звать еще одни протоколом разногласий. Если обмен протоколами будет произведен неоднократно, имеет смысл нумеровать их по по­рядку, чтобы отграничивать друг от друга по порядковому номеру и дате составления.

Является ли протокол согласования разногласий послед­ней стадией согласования положений договора или есть дру­гие варианты нахождения такой редакции договорных усло­вий, которая устроила бы обе стороны? Считается ли договор незаключенным, если протокол согласования разногласий не подписан?

Протокол согласования (или урегулирования) разногласий яв­ляется лишь одним из возможных вариантов нахождения взаимо­приемлемой для обеих сторон редакции договорных условий. Рас­смотрим иные способы выявления окончательного текста договора.

Во-первых, обменявшись протоколами разногласий, стороны мо­гут составить окончательную (рабочую) редакцию договора, в кото­ром будет указано, что все предыдущие переговоры, переписка и документы, связанные с заключением этого договора, с момента его подписания утрачивают силу. Включение в договор такого положе­ния позволяет толковать договорные условия лишь в буквальном смысле, а не с учетом того, что предположительно имели в виду стороны, когда, допустим, обменивались протоколами разногласий.

Во-вторых, в самом протоколе разногласий может быть сделано примечание (в конце протокола, в его преамбуле или после каждо­го пункта) о том, в редакции какой из сторон принимается конкрет­ное положение договора. В этом случае нет необходимости в со­ставлении протокола согласования (урегулирования) разногласий. Договор может быть подписан с приложением к нему в качестве неотъемлемой части протокола разногласий. Отрицательная чер­та этого варианта в том, что пользоваться таким договором не­сколько неудобно. Ведь нужно постоянно проверять, какой пункт договора действует в редакции, изложенной в тексте самого до­говора, а какой — включен в протокол разногласий.

В-третьих, протокол разногласий составляется изначально по форме, которая является обычной для протокола согласования разногласий, т.е. в три колонки: предложенная редакция, возра­жения на нее и согласованная редакция.
Таким образом, достичь согласия по договорным условиям можно, и не оформляя протокол согласования (урегулирования) разногласий. Можно сказать, что название документа для этих целей не так уж важно, главное, чтобы из его содержания следо­вала общая воля сторон (контрагентов).

Как долго может продолжаться обмен протоколами разно­гласий и (или) ответными документами? В частности, практи­ке известны случаи, когда договор исполняется в течение трех лет и на всем протяжении этого срока стороны продолжают обмениваться протоколами разногласий. Правильно ли это?

Безусловно, это неправильно. Если договор исполняется в те­чение столь длительного срока, а стороны продолжают направ­лять друг другу протоколы разногласий, это означает, что в лю­бой момент времени ни одна из сторон не сможет с уверенностью утверждать, на каких условиях существует договорное обязатель­ство, стороной которого она является.

Стороны подписали договор, пусть и с протоколом разногла­сий, но главное, они приступили к выполнению договора. После этого протокол разногласий, на мой взгляд, должен рассматри­ваться как предложение изменить существующие договорные условия, а проще говоря — подписать дополнительное соглаше­ние к договору.

Можно предположить, если между сторонами возникнет спор в связи с ненадлежащим исполнением договора, то в судебном разбирательстве этот договор не будет рассматриваться как дока­зательство. Ведь условия его совершенно неясны. Скорее всего, значение будут иметь фактические обстоятельства дела, докумен­ты, переписка и прочее.

Если заключение конкретного договора является принципи­ально важным для одной или обеих сторон договора, они могут передать свои разногласия на рассмотрение суда. В этом случае все спорные договорные условия будут определены по усмотре­нию судьи (ст. 446 ГК РФ). Однако этот способ устранения пред­договорных противоречий применяется лишь в двух случаях: 1)если протокол разногласий составлен стороной, заключение договора для которой обязательно (ст. 445 ГК РФ); 2) если имеет­ся соглашение сторон о передаче разногласий на рассмотрение суда. Если такого соглашения стороны не достигли, неизвестно, как долго они будут обмениваться протоколами разногласий. А в рассматриваемой ситуации дело обстоит еще сложнее, так как сторо­ны фактически давно приступили к выполнению договорных обязательств.

Организация ежемесячно заключает около трехсот догово­ров поставки, в которых она выступает покупателем. Большая часть договоров не предусматривает условий о неустойке за просрочку поставки товара поставщиком. Поэтому договоры, как правило, подписываются одновременно с протоколом раз­ногласий об установлении соответствующей неустойки. Если протокол разногласий подписан двумя контрагентами, счита­ется ли достигнутым соглашение о неустойке?

Как уже отмечалось ранее, если условие о договорной неус­тойке содержится не в тексте договора, а в протоколе разногла­сий, то оно считается не согласованным сторонами. Поэтому взыскание такой неустойки в судебном порядке является беспер­спективным. Единственно возможный выход — сделать оговорку (примечание) в тексте протокола разногласий о том, что изло­женные пункты принимаются в редакции, предложенной кон­кретной стороной.

Подписание протокола разногласий не означает, что контр­агенты достигли согласия по определенным пунктам договора. Важно помнить, что в таком протоколе излагаются не договорен­ности, а именно разногласия. Поэтому, подписывая протокол, стороны не снимают существующие противоречия, а лишь под­тверждают их наличие.

Есть ли случаи, когда законодательство запрещает ис­пользование протокола разногласий в процессе заключения договора?

Нет, положений о запрете на использование протокола разно­гласий к проекту договора наше законодательство не содержит. В то же время иногда использование протокола разногласий яв­ляется нежелательным, так как может повлечь серьезные негативные последствия. Так, при размещении государственного или муни­ципального заказа на торгах (аукционах, конкурсах), а также с помощью запроса котировок государственный или муниципаль­ный контракт заключается путем включения в проект, предло­женный государственным или муниципальным заказчиком, усло­вий, содержащихся в заявке, которой присвоен первый номер (заявке победителя). Это особый способ выявления условий гра­жданско-правового договора, они вырабатываются сторонами не в процессе переговоров, а «суммируются» из проекта договора, разработанного заказчиком, и заявки, которую сам заказчик объ­являет для себя приемлемой. Проект контракта является неотъем­лемой частью конкурсной документации или документации об аукционе.

Использование протокола разногласий всегда означает спор по условиям договора, при заключении договора на торгах это расценивается как уклонение победителя от заключения договора (государственного или муниципального контракта). Кроме того, подача победителем торгов заказчику протокола разногласий на проект государственного или муниципального контракта являет­ся достаточным основанием для включения соответствующих сведений в Реестр недобросовестных поставщиков. Аналогичным образом обстоит дело с протоколами разногласий и на привати­зационных торгах.

Следует подчеркнуть, что протокол разногласий при заключе­нии государственного (муниципального) контракта на торгах мо­жет расцениваться как отказ или уклонение от заключения догово­ра только в определенный момент времени — после определения победителя (заявки, которой присвоен наименьший порядковый номер). Иными словами, после того, как оформлен протокол о ре­зультатах торгов (протокол оценки и сопоставления конкурсных заявок, протокол аукциона). До этого момента участники торгов находятся в равном положении по отношению друг к другу и к за­казчику торгов, поэтому свои уточнения к проекту государствен­ного (муниципального) контракта они могут подавать и в форме протокола разногласий. Есть случаи, когда такую форму объявляет для себя приемлемой сам заказчик торгов, вкладывая формулярный образец протокола разногласий в документацию о торгах.

Что касается торгов, которые проводятся в целях поиска контрагентов частными организациями по собственной инициа­тиве, а не в силу требований закона, то в документации о торгах проект договора может не присутствовать. Организатору торгов достаточно заранее сообщить лишь о предмете договора, который планируется заключить по результатам торгов (п. 2 ст. 448 ГК РФ) хотя вложение проекта будущего договора в документацию о торгах в определенном смысле выгодно заказчику торгов и име­ет весьма широкое распространение на практике. Если участники торгов подают свои заявки в соответствии с условиями конкурс­ной документации или документации об аукционе, тем самым они соглашаются с условиями предложенного проекта договора. Поэтому заказчик может существенным образом сократить время на ведение переговоров по согласованию окончательного текста договора с победителем торгов.

Допустимость протокола разногласий тоже должна опреде­ляться заказчиком подобных (частных) торгов. По моему мне­нию, целесообразно объявлять вложенный в документацию про­ект договора «договором присоединения», в окончательный текст которого добавляются лишь условия, обозначенные в качестве конкурсных критериев в заявке победителя торгов. В противном случае (к сожалению, это не редкость), начиная обмен протоко­лами разногласий по тексту договора, выигранного на торгах, заказчик и победитель торгов, как правило, нарушают предель­ный срок для заключения договора (абз. 2 п. 5 ст. 448 ГК РФ). За этим следуют взаимные обвинения и иски о взыскании убыт­ков, связанные с тем, что по результатам торгов договор так и не был заключен, причем неизвестно, по чьей вине.

Добавить комментарий